Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
По следам галицких евреев 3
 
Кто из нас не любит путешествовать - мир посмотреть и себя показать? Гуляем ли в Париже по площади Святой Женевьевы, любуемся ли краковскими Суккенницами - сердца наши принадлежат львовской площади Рынок, вобравшей в себя очарование Старого Города.
'Характер Львова в праздничном и будничном ритме этой площади и этих улиц, в течении времени, хотя тут он будто бы застыл, закаменел:.
Сорок четыре здания на площади Рынок - это сорок четыре строфы, вырезанные в камне', - так написал о ней поэт и дипломат Роман Лубкивский
Неспеша совершим круг почета, обойдя площадь по периметру в нашем виртуальном путешествии по сердцевине этого историко-архитектурного заповедника. Второй такой нет ни в одном городе Украины. Сорок четыре посла различных эпох и архитектурных стилей, откорректированных многочисленными перестройками, надстройками верхних этажей и реставрациями, уже пять столетий несут тут свою службу. Вот здания 16-17 веков с открытой каменной кладкой, вот разноколерная штукатурка.
Фасады домов украшены красным глазурованным кирпичом, окна и двери обрамлены белокаменной резьбой. Ажурные кованые решетки окон и балконов - законы красоты данной эпохи. Те, кто знаком с планировкой квартир в этих домах, помнят ее: двухоконная светлица и однооконная боковая комната. В подвалах некоторых домов ( все они жилые - и в этом уникальность площади Рынок) сохранились следы хитроумной системы воздушного обогрева здания. К слову, сама площадь в те далекие времена казалась гораздо меньшей, чем сегодня. Перед входом в каждый дом была крытая деревянная галерея, выступавшая далеко вперед за линию здания. После пожара 1527 года, в котором сгорело все, кроме ратуши и одного-единственного здания, вероятно, охраняемого самой богородицей, не стало крытых галерей, деревянных домов, да и самого готического Львова. Остались лишь фрагменты прежнего города в постройках более позднего времени. Площадь стала просторней, приобрела почти современный вид - пришла эпоха Возрождения, стиль Ренессанс. Так, до пожара на месте здания ? 2 был дом 'Мордехаевский', а вновь построенный принадлежал Роберто Бандинелли, который организовал на первом этаже почтовую контору. В середине прошлого века тут разместился книжный магазин Карла Вильда. Сегодня дом в лесах: уже много лет идет его капитальная реставрация, по завершении которой планируется открыть тут музей почты.
 
  
 

Дом ? 4 - 'Черная каменица', стиль Ренессанс. Уникальный памятник архитектуры, выстроен в 1559 году предположительно П.Красовским, или Петром из Барбоны, или Павлом Римлянином, тем самым, который возвел каменицу Исаака Нахмановича и 'Золотую Розу'. Хозяин 'Черной каменицы' Ян Лоренцович открыл тут одну из первых аптек во Львове. В истории какой аптеки не оставили свой след евреи? Известно, что были среди них талантливые лекари и аптекари, которых в те времена называли алхимиками, так как без алхимии, без астрологии невозможно было заниматься ни тем, ни другим.
 
  
 

Из реестров откупщика королевских налогов К.Корнякта видно, что евреи провозили через Львов значительные партии 'колониальных товаров': перец, сахар, мыло, воск и пряности. Именно в аптеках тогда продавались краски, селитра, свинец, соль и поташ, изготовлением последних занимались преимущественно евреи. В 1671 году алхимики братья Эммануэль и Самуэль Леви получили от короля Михала Корыбут-Вишневецкого сервиториат (разрешение) на открытие во Львове аптеки.
 
  
 

'Черная каменица' - жемчужина в короне площади Рынок. Весь фасад здания покрыт 'бриллиантовым рустом' - накладными блоками, которые вытесаны в форме огранки алмаза. В середине 17 века здание принадлежало лекарю М.Анчевскому, по заказу которого архитектор М.Градовский украсил фасад скульптурным изображением его святых и надстроил еще один этаж. Появился гмерк - личный знак хозяина дома: лев с мечом на крепостной стене. Между окнами второго этажа - могучие колонны, покрытые растительным орнаментом, вырезанным в камне. Это белый известняк, который со временем почернел от сажи из печных труб (во Львове топили углем до 60-х годов 20 столетия). Поэтому в середине 19 века дом получил название 'Черная каменица'. Возле входа на внешней стене вы увидите каменный выступ, который служил скамейкой для сторожа. Можно присесть и отдохнуть. Впереди - новая встреча.
Во Львов пришла весна. Почки приготовились выстрелить клейкой листвой и прогулки по городу приобретают особую прелесть. А мы все еще на площади Рынок. Здание ? 9 - историческое на все 120%. Когда-то тут была резиденция литовского князя Свидригайла, затем оно служило львовским архиепископам. Здесь останавливались польские короли Зигмунд III Ваза и Владислав IV Ваза, который посетил Львов в 1634 году, и тут его настигла 'любовь с первого взгляда' к Ядвиге Лушпинской. Король увидел ее смеющееся лицо в окне каменицы ? 30, что на южной стороне, и последовавшие один за другим два династических брака не смогли заглушить в нем эту привязанность до самой его кончины, через 14 лет...
В этом доме в 1673 году умер король Михал Корыбут Вишневецкий, сын злейшего врага Богдана Хмельницкого Яремы Вишневецкого. Здесь, в 1724 году коронный гетман А.Сенявский выдавал замуж свою дочь. 600 факелов и 400 фонарей освещали это торжество. По четырем водосточным трубам, выставленным из окон, целый час лилось венгерское вино, и желающих выпить за счастье молодых невозможно было сосчитать. Здание в XVII веке выстроил архитектор Ян Покорович, но сегодня о его старинном происхождении напоминает только каменный портик с коринфскими колоннами, да и то измененными во время последней реставрации 1985 - 1987 годов. В 1909 - 1914 годах тут были казино и клуб местных англичан 'Англ?йське коло'. В 1912 году в одном из залов собрались первые эсперантисты. Сегодня здесь сосуществуют разные учреждения, и вот уже 50 лет работает детская библиотека.
Дом ? 10 - последний на восточной стороне площади. Этот 'Дворец Любомирских' выстроили на месте нескольких домов архитекторы Б.Меретин и Ян де Витте. Скульптурными работами занимались не менее знаменитые М.Урбаник и Себастьян Фессингер. Барокковый фасад дополняет аттик с различными художественными деталями. Орел расправил крылья верхом на гербовом щите XVIII века.
Торцовая часть здания обильно украшена военными атрибутами, которые представляют аллегорию военной славы рода Любомирских. На портале этой части здания есть второй щит с их фамильными вензелями. На стене здания со стороны ул.Ив.Федорова дата '1695 год'.
После первого раздела Польши здесь размещалась резиденция австрийских губернаторов. В 1895 году дворец выкупило Товарищество 'Просв?та'. В 1975 году тут открылся уникальный музей, где можно увидеть мебель, фарфор, гобелены, музыкальные инструменты. Все эти экспонаты представляют характерные черты разных стилей, которые развились за последние 400 лет. По замыслу основателей Промышленного музея (130 лет тому назад) эти вещи должны были служить образцами для создания новых оригинальных 'товаров широкого потребления'. Это 600 единиц мебели и 1200 фарфора, фаянса, стекла от XVI до начала XX в. А кованые изделия из металла: вывески, решетки, замки, секреты которых не раскрыты и сегодня, говорят о талантах галицких мастеров!.
 
  
 

Львовский Музей мебели
Этот удивительный музей типичен для состояния музейного дела в нашем отечестве - сочетание несметных богатств и донкихотовской нищеты. Осмотр этого великолепия стоит всего 1 гривну. В Европе таких цен нет!
В этом музее бережно сохраняются 'следы галицких евреев': экспозиция фаянсовой посуды из местечка Любич Королевский, что на Холмщине. Местная фабрика, на которой работали в основном евреи, с 1855 до пожара 1911 года поставляла товары для небогатого потребителя. Тарелки с растительным орнаментом для мацы, масленки и сахарницы в форме уточек и собачек с трогательным выражением еврейских глаз работы мастеров Ашера Люфта и Соломона Готлиба.
 
  
 

Довоенное еврейское ремесло развивалось по экономическим законам того времени, когда мастеровой и торговый люд в результате погромов Третьего крестового похода активно шел сюда с еврейских земель. Гончары и жестянщики, резники и пекари, винокуры и медовары, сапожники и пуговичники, портные и суконщики, шляпники и скорняки и т.д.
Конечно, центром ремёсел был Львов, где в 1648 году уже действовало 30 цехов, а специальностей насчитывалось 133. Выбирай себе ремесло по душе и зарабатывай по возможности на жизнь. А возможности были строго ограничены религиозными и национальными рамками. Еврейских, как и украинских ремесленников не принимали в городские цехи и они, вынужденные заниматься своим ремеслом полулегально, становились 'партачами'. С детства помню это иронически-пренебрежительное 'портач', а вот оказывается как грустна его история. Уже в XV веке еврейские ремесленники изготавливали воск и свечи во Львове, Галиче, Перемышле. Документы рассказывают о четырех евреях, 'железных дел мастерах', замки и шкатулки которых пользовались большим спросом у львовян. Ицко Соломонович, Якуб Шмулевич, Абрахам из Италии, который поселился в городе в 1626 году, да Пернах из Предместья, убитый во время очередного погрома. В 1612 году во Львове было 14 мастеров-ювелиров, объединенных в цех, а вне цеха работали еще 18 человек.
Как ни странно, к ремесленникам принадлежали аптекари, музыканты и цирюльники, которые не только стригли и брили, но и помогали лекарям: ставили банки, лечили ожоги, вывихи, переломы, пускали кровь. Еврейские ремесленники полностью зависели от 'привилегий', т.е. от разрешений, дарованных им королем или владельцем городка. Например, привилегии Томаша Замойского для евреев Томашева от 1621 года или привилегии короля Владислава IV от 1634 года для евреев Рогатына. В Бережанах еврейские резники получили Привилегии на легальную продажу мяса в 1634 году от владельца Н.Синявского, с условием ежегодного налога в 10 золотых в пользу католического госпиталя.
Первые еврейские цехи во Львове были цехи портных, скорняков и резников. У них были свои синагоги, они содержали раввина, участвовали в защите города от врагов, покупали себе вооружение, имели свое знамя и содержали большой чиновничий аппарат, но это уже другая страница нашей истории.
Нет давно тех мастеров, неузнаваемо изменилась жизнь, но есть при Общинном центре 'Хэсэда-Арье' кружок керамики, в котором под руководством Тани Муединовой возрождаются и развиваются еврейские традиции. Сделанные детскими руками ханукальные подсвечники, ритуальная посуда, мицвы несут в себе дух истории, ментальность ушедших поколений и это залог, что удивительный еврейский мир не полностью уничтожен в огне Катастрофы. Хочется верить, что он, пусть в новых, неожиданных формах, но пустил росток надежды и будет жить.
Площадь Рынок - центр общественной и торговой жизни города-крепости. Стиль застройки тут весьма своеобразен и сложился в 16 веке. Квартиры в центральной части города уже тогда были по очень высокой цене, поэтому при фасадной части здания в 9-10 метров, оно росло вглубь, порой до соседней улицы....
Почти квадратная площадь Рынок (129 метров на 142 метра) с ратушей в центре совершенно уникальна, она вместила не только историю шести веков, но и магистрат, дворцы, дома знатных горожан и сам колорит средневекового города. В юго-западной части площади, где сегодня радует глаз цветочная клумба, происходили публичные наказания и казни. Столб 'кары' в виде двух фигур, стоящих плотно спина к спине: Фемиды с весами, дай-то бог точными, и вечной повязкой на глазах, и палача, господина 'Малодоброго'. Сегодня этот символ львовского правосудия хранится в Историческом музее.
Каменица ? 8 в 19 веке была построена заново так, что от первоначального варианта остался только цоколь. Фасад украшен барельефами скульптора Г.Красуцкого. На колеснице, запряженной тройкой белых коней несется Посейдон, покровитель конных соревнований, которыми во Львове очень увлекались. 19 век - время их расцвета. Старшее поколение любителей 'прогулок' по Львову еще помнит историю любви одной прекрасной дамы, которую Лев Николаевич заставил так страдать на этих самых бегах. Все это могло произойти и в нашем городе, только герои разговаривали бы по-немецки и по-польски.
В этом доме когда-то жил врач, химик, ученый Т.Торосевич, открывший удивительные свойства минеральных вод целительных источников в Трускавце, Немирове и др.
В конце 19 века тут были казино и клуб, где собирались местные англичане. В 1912 году в этом здании прошло первое собрание украинских эсперантистов. Сорок лет, начиная с 1947 года, на этой территории находился Львовский шахматный клуб, в котором было воспитано много звезд: Л.Штейн, трижды чемпион СССР, участник 'матчей века' 1963, 1964, 1966 годов А.Белявский, четырежды чемпион бывшего Союза, чемпион мира в команде ушедшей страны, И.Дорфман - чемпион СССР, сегодня - тренер сборной Франции, Коган Б. - чемпион Нью-Йорка, Голод В. - член сборной Израиля, М.Гуревич - чемпион Бельгии, Симкин Ю. - основатель шахматного отделения во львовском инфизе, В.Карт - тренер юной И.Розенцвайг - чемпионки СССР среди школьников, и многих других талантливых шахматистов. Об этом рассказ впереди.
 
  
 

А евреи по-прежнему жили в гетто и хотя некоторым, очень немногим, представителям своего народа удавалось вырваться из этого сурово ограниченного круга, таких примеров немного. Это были крупные арендаторы Исаак Маркович и Якуб Гомбрихт, талантливые врачи Менахем де Йона и Йоханан Барух, управляющий королевскими таможнями Бецалел. К концу 16 - началу 17 веков евреев в городе было около 1500, в Краковском предместье не более 2000. Занимались они сбором государственных налогов, финансовыми операциями и торговлей, ограниченной четырьмя наименованиями - воском, сукном, волами и кожей. Были талантливыми ремесленниками: сапожниками, скорняками, золотых и серебряных дел мастерами, портными. В городские цеха их не принимали, и только портным удалось организоваться в свой цех. Жизнь ограничивалась семьей и синагогой. Пожары 1527, 1571, 1616 годов выжигали город и гетто просто дотла, но люди строились заново, как всегда надеясь на лучшее будущее.
Национально-освободительные войны гетмана Богдана Хмельницкого 1648-1656 годов обернулись для евреев 'десятилетием Катастрофы'. Дважды войска гетмана осаждали Львов, дважды в целях облегчения обороны сжигалось Краковское предместье, именно там, где жила еврейская община. Беженцы шли к своим единоверцам в 'город за стенами'. Тесные улочки еврейского квартала были переполнены людьми, оказавшимися без крова. В гетто не хватало воды, хлеба, вспыхивали эпидемии. Львовские евреи принимали активное участие в обороне города. Они имели свой участок на крепостной стене - от Босацкой калитки (ул. Подвальная) до Бернардинского костела - и вооружены были секирами и огнестрельным оружием, но силы были неравными. Армия Хмельницкого подошла ко Львову и взяла в осаду польский гарнизон, который занял оборону за стенами города. Разведчики вывели городской водопровод из строя, и сопротивление потеряло смысл. Тогда гетман отказался от штурма города и потребовал выкуп в 200 тысяч золотых. В 'Хронике города Львова' Д.Зубрицкого (1844 г.) приведен интересный факт. Во втором письме Хмельницкого горожанам содержалось требование выдать 'всех евреев, как таковых, которые являются причиной этой войны'. Львовяне ответили: 'Евреев выдать не можем по двум причинам: во-первых, они являются не нашими, а подданными короля и Речи Посполитой, во-вторых, они так же, как и мы несут все тяготы осады и готовы за нас умереть'. Результатом переговоров явилось снятие осады - Львов не был разрушен. Впервые евреев не выдали противнику с целью собственного спасения, и не состоялся очередной кровавый погром, а гетман согласился на выплату меньшего выкупа, в 50 тысяч золотых. Хорошая каменица во Львове стоила тогда 800 злотых.
По данным английского историка Мартина Гилберта за 'десятилетие Катастрофы' на территориях, охваченных военными действиями, погибло около 100 тысяч евреев.








 
<банер1Ukraine Фотографии фотографа Александра Толчинского на ФотоФорум.ру Download from FileHippo.com GrafaMania.net - Территория дизайнера и веб-мастера